ЦБ назвал ключевые уязвимости российского финансового сектора

ЦБ назвал ключевые уязвимости российского финансового сектора

Развитие ситуации с пандемией остается важнейшим фактором неопределенности для российской и мировой экономики, а главный риск связан с возможностью сохранения повышенного инфляционного давления, наблюдаемого в значительной части стран, более продолжительное время. Об этом говорится в опубликованном Банком России «Обзоре финансовой стабильности» за II—III кварталы 2021 года.

«Один из главных рисков — это усиление инфляции, связанное с существенным превышением спроса над предложением и изменением структуры спроса, плохим урожаем и рекордным ростом цен на энергоносители в мире. При этом временные факторы, влияющие на динамику цен, могут иметь долгосрочные вторичные эффекты. Таким образом, повышенная инфляция может сохраняться более продолжительное время, чем ожидалось ранее. Это справедливо и для глобальной, и для российской экономики», — отмечает первый зампред ЦБ Ксения Юдаева (текст ее выступления на пресс-конференции, посвященной выходу обзора, опубликован на сайте регулятора).

«Многие центральные банки в развивающихся странах уже начали цикл повышения ставок, некоторые делают это довольно агрессивно, — констатирует Юдаева. — Регуляторы в развитых странах начинают сворачивать программы поддержки экономики. Если рынок будет к этому не готов, то изменение политики центральных банков в развитых странах может сопровождаться разворотом потоков капитала и ростом волатильности. Страны, компании и домохозяйства с высокой долговой нагрузкой могут столкнуться с проблемой обслуживания долгов».

Как следует из материала ЦБ, у российского финансового сектора, для которого в целом характерен достаточный уровень стабильности, есть свои уязвимые места. Регулятор выделяет шесть таких факторов, которые могут быть актуальны в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

1. Рост долговой нагрузки населения и риски розничного кредитования

Долговая нагрузка населения на макроуровне в первом полугодии 2021 года увеличилась с 9,8% до 10,2% располагаемых доходов. Это произошло в первую очередь за счет ускоренного роста необеспеченного потребительского кредитования, которое сопровождается снижением стандартов кредитования. При этом рост потребительского кредитования не поддерживается расширением клиентской базы банков, а происходит за счет увеличения сумм кредитов, что создает риски закредитованности граждан. Для ограничения системных рисков Банк России с 1 июля и 1 октября 2021 года повышал макропруденциальные требования к капиталу банков по потребительским кредитам. При получении полномочий применять макропруденциальные лимиты Банк России будет в большей степени использовать этот механизм для ограничения рисков.

2. Чувствительность российского финансового рынка к поведению нерезидентов

Чувствительность российского финансового рынка к поведению нерезидентов сохраняется на фоне введенных и обсуждаемых санкционных ограничений со стороны США, а также рисков ускоренной нормализации политики ведущими центральными банками. Объем вложений нерезидентов в облигации федерального займа достиг исторического максимума к концу III квартала — 3,3 трлн рублей, доля нерезидентов на рынке ОФЗ составила 20,3% на 18 ноября. При этом уровень государственного долга России относительно ВВП по-прежнему остается самым низким среди стран G20. В числе прочего отмечается, что нерезиденты продолжают выход из российских акций на фоне высокого спроса на эти активы со стороны российских частных инвесторов и роста фондовых индексов.

3. Процентный риск банковского сектора

Рост ставок в экономике пока не привел к снижению чистого процентного дохода банковского сектора, однако в будущем, по мнению ЦБ, процентный риск может реализоваться из-за более быстрой переоценки пассивов по сравнению с активами в силу высокой доли краткосрочных пассивов. Однако негативные последствия будут ограничены с учетом увеличения запаса прочности у банков.

4. Риски, связанные с выходом розничных инвесторов на финансовые рынки

Массовые вложения граждан в ценные бумаги будут повышать зависимость их финансового положения от колебаний на фондовом рынке, предупреждает Центробанк. Активное участие частных инвесторов с однотипными стратегиями может увеличивать волатильность рынка. Пока вложения граждан характеризуются умеренной концентрацией. В то же время растут риски, связанные с вложениями россиян в цифровые валюты. Российские инвесторы являются одними из наиболее активных на рынке цифровых валют. По оценкам крупных банков, опрошенных Банком России в июле 2021 года, объем операций российского населения с цифровыми валютами ежегодно составляет порядка 5 млрд долларов (около 350 млрд рублей). Для сравнения: объем вложений российских граждан в иностранные ценные бумаги в 2020 году составил 474 млрд рублей.

Банк России считает, что денежные суррогаты потенциально могут нести огромные риски для благосостояния инвестирующих в них граждан и финансовой стабильности в целом.

5. Риски, связанные с развитием цифровых платформ и экосистем на российском финансовом рынке

В 2021 году продолжается рост экосистемного бизнеса у ряда крупнейших банков, а также отмечается усиление роли бигтехов на российском финансовом рынке. Бесконтрольное развитие экосистем может привести к росту риска вынужденной поддержки у банков, развивающих экосистемы, усилению системной значимости бигтехов и появлению новых каналов заражения на финансовом рынке, пишет ЦБ. Напомним, что накануне регулятор отчитался об итогах обсуждения с рынком принципов регулирования рисков, связанных с вложениями банков в экосистемы.

6. Переходные климатические риски

«Глобальный переход к низкоуглеродной экономике повлияет на многие отрасли российской экономики: от электроэнергетики до добычи полезных ископаемых. Переходные риски будут проявляться в падении выручки, росте операционных и капитальных затрат энергоемких компаний, что приведет к повышению их долговой нагрузки. Риски компаний неизбежно окажут влияние и на финансовый сектор: потребности предприятий в капиталовложениях для снижения выбросов и сложность получения финансирования у глобальных инвесторов будут способствовать росту концентрации портфеля российских банков на крупнейших «коричневых» компаниях. В связи с этим банкам необходимо учитывать климатические риски в своей деятельности и стимулировать своих заемщиков к повышению экологичности», — говорится в материале.

Ксения Юдаева добавляет, что для удобства оценки уязвимостей Центробанк использует принцип светофора: «красная зона» означает значительные риски, «желтая» — умеренные, «зеленая» — сильной угрозы нет, но нужно наблюдать за развитием ситуации.

«Красных» уязвимостей у нас на данный момент нет, мы стараемся заранее применять превентивные меры, чтобы этого избежать. Но, по нашей оценке, в «ярко-желтой» или, скорее, в «оранжевой зоне» уже находится уязвимость, связанная с ростом долговой нагрузки населения и рисками розничного кредитования. <…> К «оранжевой зоне» мы также относим проблему климата. Эта уязвимость относится скорее к рискам средне- и долгосрочного периодов. <…> К «желтой зоне» умеренного риска мы относим следующие уязвимости: чувствительность российского рынка к поведению нерезидентов, массовый выход розничных инвесторов на фондовый рынок, процентный риск банковского портфеля, риски развития экосистем на российском финансовом рынке», — рассказала Юдаева.

Она также остановилась на уязвимостях, которые ЦБ отмечал в прошлых обзорах и которые «несколько стабилизировались».

«Что касается ипотеки и рынка жилья, то после ужесточения с 1 июля 2021 года условий государственной программы поддержки ипотечного кредитования, а также повышения ключевой ставки и макропруденциальных требований по ипотечным кредитам с низким первоначальным взносом рост ипотечного кредитования вернулся к более умеренным значениям. Однако рост цен на рынке недвижимости по-прежнему остается довольно высоким, поэтому забывать об этом риске рано», — отметила зампред ЦБ.

По ее словам, риски в секторе корпоративного кредитования в условиях восстановления экономики и окончания регуляторных послаблений регулятор считает несущественными («зеленая зона»). Отдельные компании испытывают сложности, но в целом ситуация стабильная.

В обзоре отмечается, что восстановление экономики и стремление компаний привлечь финансирование до повышения ставок привели к росту корпоративного кредитования, операций лизинга и факторинга. Кредитное качество корпоративного портфеля банков улучшалось на фоне восстановления экономики. Уровень «плохих» кредитов в лизинге несколько вырос, что связано с высокой концентрацией портфелей на отраслях, испытывающих негативное влияние пандемии (авиаперевозках и железнодорожном транспорте).

«В целом ситуация в экономике и финансовом секторе России выглядит весьма устойчивой по сравнению с другими странами с формирующимися рынками, — отмечает Юдаева. — Главные буферы для противостояния возможным шокам — значительный объем международных резервов у ЦБ, низкий госдолг, существенные запасы капитала и высокая прибыль банковского сектора».

В обзоре указано, что устойчивость банков в отчетный период повысилась благодаря росту прибыли на фоне улучшения кредитного качества заемщиков. Сокращение расходов на резервы стало основным фактором роста прибыли. Улучшение платежеспособности заемщиков позволило банкам выйти из временных регулятивных послаблений, введенных Банком России в начале пандемии. ЦБ для поддержки банков при выходе из регулятивных послаблений распустил макропруденциальный буфер капитала в размере 124 млрд рублей. Ужесточение макропруденциальной политики по потребительским и ипотечным кредитам позволило увеличить макропруденциальный буфер капитала банков до 711 млрд рублей по сравнению с 628 млрд рублей в начале пандемии. Также отмечается, что устойчивость некредитных финансовых организаций сохраняется на приемлемом уровне, хотя на фоне ускоренного роста активов маржинальность их бизнеса несколько сократилась.

«Главный риск и для российской, и для мировой экономики в том, что пандемия по-прежнему с нами. Ее развитие не всегда предсказуемо, а диспропорции, связанные с ковидом, по-прежнему существенны. Говорить о постковидном мире пока рано, и Банк России учитывает это в своей политике. <…> Банкам можно рекомендовать, несмотря на достаточно благоприятную ситуацию, сохранять осторожность, учитывать имеющиеся уязвимости и наращивать буферы в условиях рекордной прибыли», — заключает Юдаева.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Анализ сайта - PR-CY Rank