Структурный дефицит ликвидности в банках превысил 1 трлн рублей

В начале 2021 года структурный дефицит ликвидности банковского сектора резко увеличился и на 27 января достиг 1,04 трлн рублей, следует из данных Банка России. Это означает, что долг кредитных организаций перед регулятором продолжает расти по сравнению с объемом средств, которые они размещают на депозитах и счетах в ЦБ.

Российский банковский сектор вернулся к состоянию структурного дефицита ликвидности в декабре прошлого года — впервые с середины 2017-го. На 1 января 2021 года в системе был зафиксирован структурный профицит ликвидности на уровне 203,6 млрд рублей, однако к середине месяца финансовые излишки банков сократились и структурный дефицит начал увеличиваться.

На ситуацию со структурным дефицитом отчасти повлиял технический фактор — усреднение банками резервов, считает начальник центра разработки стратегии Газпромбанка Егор Сусин: «В конце каждого месяца российские банки должны сформировать резервы на отчетную дату, а это влияет на то, сколько средств они держат на корсчетах в ЦБ. Как правило, остатки на корсчетах в это время растут, но обязательные резервы уже не включаются в параметр ликвидности, и всегда в этот период происходит ухудшение ситуации с ликвидностью». По словам Сусина, обычно усреднение резервов в январе незаметно в условиях структурного профицита, но в этом году все иначе. Январский дефицит ликвидности, да еще и больше 1 трлн рублей — это «некая аномалия», соглашается ведущий кредитный аналитик S&P Сергей Вороненко.

«Структурный дефицит ликвидности — неизбежный спутник дефицита бюджета», — говорит аналитик банка БКФ Максим Осадчий. Он отмечает, что для покрытия дефицита Минфин забирает средства со счетов и депозитов в банках, а также активно размещает облигации федерального займа (ОФЗ).

В начале года произошло мощное сокращение средств бюджета на счетах в банках, что нехарактерно для января, соглашается Сусин. «Например, депозиты Минфина в банках на 31 декабря были на уровне 1,65 трлн рублей, а на 26 января — уже 450 млрд. Куда были направлены эти средства, пока сложно оценить, нет данных: может быть, на финансирование дефицита бюджета, может быть, это те расходы, которые не реализованы в декабре. Минфин также стал размещать деньги в другие инструменты — например, перемещать их на депозиты у Центрального контрагента (инфраструктурная организация финансового рынка, ответственная за клиринг, расчеты и так далее. — Прим. РБК)», — перечисляет он.

Еще один фактор, который повлиял на ликвидность, — относительно высокий спрос населения и бизнеса на наличность, считает Сусин. «Обычно в январе наличные, которые активно изымались населением и бизнесом в декабре, постепенно возвращаются в систему. В декабре 2020 года объем наличных в обращении вырос примерно на 0,5 трлн, но возврат этой наличности в систему в январе происходит намного медленнее», — поясняет аналитик. Отток денег в наличность в декабре оказался выше прогноза, и это отразилось на показателях ликвидности, подтверждал Банк России.

По прогнозу ЦБ, в 2021 году банковская система останется в состоянии структурного профицита ликвидности на уровне 0,7—1,3 трлн рублей. Как ожидает регулятор, в банки постепенно начнет возвращаться наличность, которую население и бизнес активно изымали в период пандемии. Объемы размещения бюджетных средств в кредитных организациях тоже вырастут, согласно прогнозу Банка России, это скажется на «излишках» банков, которые те могут разместить на счетах и депозитах в ЦБ.

По мнению аналитиков, ситуация с рублевой ликвидностью в банковском секторе будет улучшаться, возможно, уже к марту возникнет небольшой структурный профицит, однако таких «излишков» ликвидности, которые имелись у банков в 2018–2019 годах, уже не будет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *